Опрос

Россия спортивная страна?

ЧМ по футболу 2018
Зимняя олимпиада 2014
Отношусь лояльно
Все варианты бред
Мне всё до лампочки


Результаты опроса

Виды спорта

Допинговые скандалы

ЛАЗУТИНА ПРОТИВ FIS
2 декабря 2002 г.

(Оригинал на английском языке)
Выдержки из РЕШЕНИЯ, вынесенного Спортивным арбитражным судом в следующем составе
Президент: г-н Питер Ливер, Великобритания
Арбитры: г-жа Барбара Шикофф, США
Г-н Дирк-Рейнер Мартенс, Германия

По делу
ЛАРИСА ЛАЗУТИНА, представляемая Д-ром А.Кучереной, адвокатом, Москва, Россия, г-ном Дэвидом Ривашем, адвокатом, Нью-Йорк, США и г-ном Реми Виларом, адвокатом, Лозанна, Швейцария
против
МЕЖДУНАРОДНАЯ ЛЫЖНАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, представляемая Д-ром Х.-К. Штифлер, адвокатом, Швейцария

1. Стороны

2. Слушания: Требования г-жи Лазутиной.
(а) Отвод
2.1. В начале слушаний г-н Дэвид Риваш, Советник г-жи Лазутиной, выдвинул требование, чтобы Состав арбитров был отведен в полном составе. Точное основание такого требования не было доведено до состава арбитров, и данное требование было уникальным в опыте членов состава арбитров, по крайней мере, в той части, где говорилось об отводе арбитра, назначенного самой г-жой Лазутиной. Г-н Риваш, по всей видимости, был обеспокоен, что члены состава арбитров заседали или должны были заседать (в одних процессах – прим.) вместе или с такими людьми, которые были им знакомы (по прежнему опыту работы – прим.), как, например, г-н Штиффлер, советник ФИС.
2.2. Требование не было заявлено в соответствии с положениями правила Р34 Регламента САС. Правило Р34 содержит следующие положения: «Арбитр может быть заменен в обстоятельствах, которые дают основания для обоснованных сомнений в его независимости. Отвод должен быть заявлен немедленно после того, как такие обстоятельства стали известными. Полномочия отводить арбитров находятся исключительно у Международного Совета Арбитражного Суда, который их осуществляет посредством его Совета директоров в соответствии с Уставом, который является частью данного Регламента. Требование об отводе, содержащее факты, дающие основания для отвода, должны быть переданы Стороной. Международный Совет Арбитражного Суда на заседании своего Совета директоров должна принять соответствующее решение после того, как другая сторона, отводимый арбитр и другие арбитры представят свои письменные комментарии. В своем решении Международный Совет Арбитражного Суда должен дать краткие обоснования для такого решения.» (выделения добавлены). Несмотря на допущенную адвокатом процедурную ошибку, состав арбитров решил рассмотреть данное требование как основанное, скорее, на кажущемся пристрастии, чем на действительном.
2.3. Состав арбитров полагал, что должна быть проведена соответствующая проверка, могло, или нет существовать пристрастие арбитров и во всех ли обстоятельствах, с точки зрения непредвзятого и информированного наблюдателя. Применяя такую проверку, состав арбитров удостоверился в том, что непредвзятый и информированный наблюдатель не придет к таком выводу. Каждый член состава арбитров пришел к мнению, что по тому, как непредвзятый и информированный наблюдатель поймет требование, он или она не будут иметь никаких сомнений о способности каждого из членов состава арбитров использовать свой ум независимо от содержания апелляции. В таких обстоятельствах каждый из членов состава арбитров отказался признать отвод.
2.4. В последующем стало ясно, что требование было подано даже не в связи с кажущимся пристрастием арбитров, поскольку в своем заключительном слове г-н Дэвид Риваш ясно дал понять, что требование было сделано не в связи с тем, что г-жа Лазутина думала, что состав арбитров не вынесет свое решение, основываясь на доказательствах:
она признала, что состав арбитров будет основывать свое решение только на доказательствах, которые услышит. Таким образом, не было ни кажущегося пристрастия, ни основанного на каких-либо фактах.
(б) Кас. заявления профессора Лорана Ривьера в качестве эксперта
2.5. Г-н Д.Риваш (адвокат, приглашенный г-ном Кучереной) заявил об участии в допросе в качестве эксперта профессора Л.Ривьера. Это заявление было сделано в переписке накануне слушания и было отклонено. МОК и ФИС возразили против участия Л.Ривьера.
2.6. Согласно Процедурному определению Суда, с которым согласились стороны, сторонам предлагалось представить имена свидетелей (экспертов) в течение 14 дней после представления сторонами письменных доказательств. Письменные показания свидетелей должны были быть представлены и направлены сторонам не позднее 14 дней до начала слушаний.
2.7. Профессор Ривьер не был включен в список заявленных Лазутиной свидетелей, который был направлен в Суд 13 июня 2002 г.
2.8. Во исполнение Процедурного определения Суда МОК и ФИС представили свидетельские показания (кроме проф.Лунгвиста) 18 октября 2002 г., за 17 дней до слушаний. Ни одного заявления свидетелей не было представлено от Лазутиной в указанные Определением Суда сроки.
2.9. Письмом Суда от 22 октября Суд отметил сторонам, что крайний срок для подачи письменных свидетельских показаний продлен 25 октября 2002 г.
2.10. Письмом от 22 октября МОК заявил, что профессор Лунгвист не будет принимать участия в слушаниях и его показания не будут представлены.
2.11. Своим факсом, направленном из Москвы после 19.00 Московского времени 24 октября 2002 Кучерена просил разрешения вызвать Ривьера в качестве свидетеля…. Запрос об участии Ривьера был сделан Кучереной со ссылкой «в соответствии со ст. 49 Определения Суда» (прим. ссылка Кучерены неправильна, т.к. Процедурное определение Суда не содержит такой статьи). Данное требование оспорено МОК и ФИС и отклонено Председателем состава суда 25.10.2002.
2.12. Примерно в 18 ч.53 мин. (пятница) 25.10.2002 г. проф. Ривьер послал свое письмо в офис САС. Письмо было получено судом в понедельник 28.10.2002 г. Письмо содержало вопрос о процедуре, примененной к тестированию запрещенного препарата, рассматриваемого в деле Лазутиной. Оно не было сделано в форме свидетельских показаний. Также свидетельские показания проф.Дурманова были сделаны в форме набора вопросов, а не содержали никаких сведений и мнений, которые обычно должны содержать экспертные заключения. Однако возражений против ненадлежащий формы свидетельских показаний Дурманова выдвинуто МОК и ФИС не было, поэтому он был допущен к участию в слушаниях.
2.13. …. Проф.Ривьер ответил Суду, что, с его точки зрения, он направил свои показания в срок….
2.14. Составу арбитров абсолютно очевидно, что адвокатами Лазутиной не были соблюдены требования Процедурного определения в отношении заявления проф.Ривьера. Он не был заявлен как свидетель, и экспертные показания им не были подготовлены. Протест, представленный в форме риторических вопросов не является свидетельскими показаниями.
2.15. Тем не менее состав арбитров изучил возможность рассмотреть требование об участии проф.Ривьера по существу… Г-н Риваш так и не смог или не захотел проинформировать состав Суда о содержании показаний проф.Ривьера, которые тот собирался декларировать перед судом.
2.16. Однако состав арбитров, изучив письмо проф.Ривьера. пришел к выводу, что показания проф.Ривьера сводятся к теме проф.Дурманова, а именно к методу тестирования запрещенных препаратов и его валидации.
2.17. В отсутствие каких-либо объяснений и учитывая пропуск сроков для заявления проф.Ривьера, учитывая опоздание в заявлении о допуске Ривьера, пропуск сроков и нарушение формы подачи свидетельских показаний и отсутствие указания на предмет свидетельских показаний, состав Суда пришел к выводу, что единственное правомерное решение – отказать в участии Ривьера в слушаниях. …
2.18. Тем не менее, состав Суда разрешил Ривьеру присутствовать в зале суда в течение всех слушаний и, если того пожелает г-н Риваш, помогать ему при опросе свидетелей МОК и ФИС. Однако, несмотря на свое присутствие в процессе слушаний, Ривьер не оказывал никакой помощи г-ну Ривашу.
(с) Показания свидетелей
2.19 В процессе слушаний апелляции г-жи Лазутиной против ФИС г-н Риваш отметил, очевидно, впервые, что Показания свидетелей, переданные ФИС, не были подписаны. Он оспорил их допуск к рассмотрению, несмотря на то, что к тому времени он уже подверг перекрестному опросу одного из свидетелей ФИС.
2.20 Несмотря на тот факт, что Процедурное определение не требовало, чтобы Свидетельские показания были подписаны, г-н Риваш указал, что это является нарушением Швейцарского законодательства, и что состав арбитров не должен, соответственно, рассматривать Свидетельские показания в качестве доказательств. Г-н Риваш не сослался на какое-либо положение Швейцарского законодательства в поддержку своего заявления.
2.21 Поскольку Процедурное определение не требовало, чтобы Свидетельские показания были подписаны, состав арбитров отклонил данное заявление. В любом случае, возражение г-на Риваша было сделано слишком поздно, и к тому времени, когда оно было сделано, по крайней мере, один свидетель уже дал свои показания и был перекрестно опрошен. Более того, г-н Штиффлер указал, и состав арбитров согласился, что Швейцарское законодательство не предусматривает необходимости подписания свидетелями своих показаний. …
2.22 Составу арбитров показалось, что попытка г-на Риваша исключить Свидетельские показания не было серьезным требованием, сделанным добросовестно, а было просто еще одной попыткой заставить состав арбитров позволить проф.Ривье дать показания или улучшить позицию г-жи Лазутиной, если она решит обратиться в Верховный суд Швейцарии. Каким бы ни был мотив выдвинутого требования, по вышеуказанным причинам состав арбитров его отклонил.
2.23 Г-н Риваш также указал, что Свидетельские показания проф.Катлина и Д-ра Элиотта не были представлены в отведенное для этого время, и что он не имел достаточно времени рассмотреть их. На взгляд г-на Риваша, Свидетельские показания МОК и ФИС … должны были быть направлены юристам г-жи Лазутиной до того как произошел обмен свидетельскими показаниями между МОК и ФИС и судом и после того, как было получено письмо проф.Дурманова. По мнению состава арбитров, выдвижение данного возражения было дальнейшим действием, направленным на то, чтобы доказать, что отношение суда к г-же Лазутиной иное, чем к МОК и ФИС.
2.24 Возражение было безнадежным и лишенным всякого смысла. Процедурное определение суда предусматривало обмен Свидетельскими показаниями, и такой обмен был осуществлен сразу после получения письма г-на Дурманова.
(д) Иные обстоятельства
2.25 Все заявления, сделанные г-ном Ривашем, и о которых говорилось выше, привели к его заявлению в финале слушаний, что с г-жой Лазутиной обошлись не в соответствии с принципом равенства перед судом, право на что предоставлено Швейцарским правом.
2.26 Как было установлено выше, те проблемы, которые возникли у юридических советников г-жи Лазутиной, были вызваны ими самими и были результатом нарушения ими правил, изложенных в Определении суда о процедуре ведения дела. По причинам, изложенным выше, каждое из требований было, с точки зрения состава суда, не имеющим оснований.
2.27 Состав арбитров нашел эту серию требований и возражений странными и затрудняющими рассмотрение дела. Г-жа Лазутина инициировала апелляцию как результат решения, вынесенного много месяцев спустя после дня, когда она была признанной не прошедшей допинг-тест. Важность апелляции г-жи Лазутиной была подчеркнута перед составом арбитров много раз, однако требования и возражения, заявленные перед составом, явились свидетельством недостаточной готовности и желания отложить слушания апелляции. Обязанностью стороны, которая инициирует процесс, перед САС ли, перед обычным судом, является надлежащая подготовка к слушаниям в процессе. Выполнение этой обязанности еще важнее, когда апелляция подается спортсменом или спортсменкой, чья активная спортивная жизнь ограничена, и для кого последствия рассмотрения такой апелляции предельно важны. Когда, как в настоящем деле, даты слушаний были установлены более чем за 3 месяца до их начала, недостаточная готовность тем более непростительна.
2.28 В завершение, должно быть записано, что после отклонения всех его многочисленных требований г-н Риваш проинформировал состав арбитров, что г-жа Лазутина участвовала в процессе, осознавая предубеждение суда по отношению к ней, и будет обращаться в Верховный Суд Швейцарии для отмены решения САС. Хотя г-н Риваш никогда не делал свою позицию ясной, состав арбитров предположил, что такое обращение будет сделано только в том случае, если апелляция г-жи Лазутиной будет отклонена.
3. Обстоятельства дела (ФАКТЫ)
3.1. 8 декабря 2001 г. Лазутина была отобрана для прохождения контроля параметров крови перед гонкой на этапе Кубка Мира в Коне, Италия. Анализ крови показал не нормальный результат, вследствие чего у нее был проведен анализ мочи в соответствии с Медицинским руководством ФИС.
3.2. 14 декабря 2001 г., будучи в Давосе, Швейцария, и участвуя в другой лыжной гонке ФИС Кубка мира, г-жа Лазутина прошла дальнейший контроль крови, являющийся частью «всестороннего» обследования всех участников соревнований, которые участвовали в гонке на следующий день. Контроль крови опять показал результаты, отличающиеся от нормальных, вследствие чего 22 декабря 2001 года, после другой гонки Кубка мира, в Рамзау, Австрия, для дальнейшего анализа была взята проба мочи.
3.3. Провести анализ мочи сразу после гонки в Давосе, как это обычно случается, было невозможно в связи с недостатком времени и медицинского персонала. Перерыв между контролем крови в Давосе и анализом мочи в Рамзау был предусмотрен в абзаце параграфа 2.7. Медицинского руководства ФИС: «Будучи отличными от нормальных, такие результаты могут вести к антидопинговому контролю в форме анализа мочи как во время соревнований, так и вне их.»
3.4. Пробы мочи были доставлены, как из Кона, так и из Рамзау, в Швейцарскую Лабораторию при Институте судебной медицины в Лозанне («Лаборатория»). После этого они были проанализированы. Цепочка доставки и хранения проб от Кона и Рамзау до Лаборатории описана в разделе «Пробы» настоящего Решения. Анализ показал наличие в моче г-жи Лазутиной запрещенного вещества Дарбепоэтин.
3.5. Далее, в феврале 2002, г-жа Лазутина представляла Россию на Олимпийских зимних играх в Солт-Лейк Сити. Там она показала положительные результаты проверки на наличие того же запрещенного вещества, Дарбепоэтин, во время допингового контроля, и была дисквалифицирована МОК с соревнований 30 км классическим стилем, в которых она стала победителем, и исключена из Олимпийских игр.
3.6. Г-жа Лазутина также подала апелляцию против этой дисквалификации в САС. Данная апелляция (САС 2002/А/370) также заслушивается настоящим составом арбитров. В настоящем решении будут сделаны ссылки на соответствующие параграфы решения по той апелляции как на установленные факты.
3.7. Поскольку юрисдикция МОК распространяется на Олимпийские игры, он направил дело г-жи Лазутиной в ФИС для рассмотрения, какие дальнейшие действия, если таковые должны быть, будут предприняты как результат положительного тестирования во время Олимпийских игр 2002.
3.8. 11 апреля 2002 г. ФИС был уведомлен, что каждая из проб А, взятая, соответственно, в Коне и Рамзау, показали наличие Дарбепоэтина. Г-жа Лазутина была приглашена присутствовать при анализе пробы Б. В случившихся обстоятельствах, для нее было невозможным присутствовать при тех анализах. 7 мая 2002 г. ФИС была проинформирована, что пробы Б также показали наличие Дарбепоэтина.
3.9. 3 июня 2002 г. Совет ФИС приостановил участие г-жи Лазутиной в соревнованиях на 2 года с 8 декабря 2001 г. и аннулировал все результаты соревнований с указанной даты. Вследствие данного решения г-жа Лазутина не имела права участвовать в Олимпийских Играх 2002 г. и должна вернуть свои медали.
3.10. Г-жа Лазутина настоящим апеллирует против приостановления своего участия в соревнованиях, примененного ФИС в качестве санкции, что является ее правом согласно Правилу 2.2. Медицинского руководства ФИС.
3.11. Пока г-жа Лазутина не будет успешной в своей апелляции, ее параллельная апелляция против дисквалификации и соответствующего решения, вынесенного Исполнительным комитетом МОК, является излишней, поскольку в установленных обстоятельствах она не имела права принимать участие в Зимних Олимпийских Играх 2002.
3.12. В то же время, когда слушались апелляции г-жи Лазутиной, состав арбитров также заслушал апелляции г-жи Ольги Даниловой по схожим санкциям, наложенным на нее Исполкомом МОК и Советом ФИС.
3.13. Все апелляции затрагивают одинаковые вопросы, а именно, методологию и применяемость тестов для Эритропоэтина и рекомбинанта Эритропоэтина (Дарбепоэтина). Тем не менее, состав арбитров разрешит каждое дело отдельно на основании представленных по каждому делу доказательств.
4. ЮРИСДИКЦИЯ
В этом разделе решения содержится описание юрисдикции Суда рассматривать данный спор. Этот вопрос не оспаривался, поэтому данный раздел содержит чисто формальное описание положений Регламентов ФИС, САС, Олимпийской Хартии и арбитражного соглашения сторон (прим.перевод.).
5. ВОПРОСЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ НА РАССМОТРЕНИЕ СУДА
Из представленной апелляции вытекают следующие вопросы: Является ли дарбепоэтин запрещенной субстанцией? Тест для обнаружения дарбепоэтина обоснованный и применяемый? Была ли процедура хранения и транспортировки проб нарушена от места тестирования до лаборатории?
6. ЭРИТРОПОЭТИН и ДАРБЕПОЭТИН
Весь раздел посвящен биохимическому описанию этих препаратов, их фармакологическим свойствам и принципам действия в организме человека. Поэтому отмечу лишь наиболее важное: Эритропоэтин – субстанция, вырабатываемая надпочечниками, т.е. естественным путем в организме. Дарбепоэтин – улучшенная формула эритропоэтина, получаемая исключительно синтетическим путем. В пробе мочи Лазутиной был обнаружен дарбепоэтин, производимый компанией Амджин под торговой маркой АРАНЭСП. (прим.перевод.)
6.7. Дарбепоэтин сам по себе не содержится в списке запрещенных препаратов, однако, как признал представитель Лазутиной в Солт-Лэйк Сити, равно как и Дурманов в настоящих слушаниях, дарбепоэтин является аналогом и миметиком эритропоэтина.
7. Метод тестирования эритропоэтина и дарбепоэтина.
В этом разделе идет медицинское описание метода диагностики этих субстанций. (прим.перевод.)
8. БРЕМЯ И СПОСОБ ДОКАЗЫВАНИЯ
В данном разделе Суд разъясняет, на какой из сторон лежит бремя доказывания того или иного этапа обвинения. До момента, пока пробы не попали в аккредитованную лабораторию, бремя доказывания нарушений медицинских правил лежит на ФИСе. (прим.перевод.)
8.3. С момента попадания проб в Лабораторию презюмируется, что тестирование и соблюдение процедуры выполняется Лабораторией в точном соответствии со стандартами, т.е. деятельность Лаборатории неоспорима, пока оппонентом не доказаны нарушения со стороны Лаборатории.
8.4. Лазутина должна была доказать, что процедура анализов была проведена Лабораторией с нарушением научных методов и стандартов, что привело к получению недостоверных результатов.
9. ПРОБЫ
Раздел 9 решения описывает, как перевозились и хранились пробы с момента их взятия в г.Коне и г.Рамзау (8 и 22 декабря 2001г.) до момента их прибытия в Лабораторию (4 января 2002 г.). СУД не усмотрел каких-либо нарушений по порядку перевозки и хранения проб и констатировал, что весь период времени до прибытия в Лабораторию пробы хранились в надлежащем виде. (прим.перевод.)
10. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ СУДУ

10.1. Состав Суда заслушал многочисленных свидетелей (экспертов). ОДНАКО ЛАЗУТИНА НИ САМА НЕ ДАЛА СВОИХ ПОКАЗАНИЙ, И НИКАКИХ ПОКАЗАНИЙ НЕ БЫЛО СДЕЛАНО ОТ ЕЕ ИМЕНИ.
В следующих подпунктах излагаются показания С.Сальстрема – представителя компании IDTM, приглашенной ФИСом для заборов анализов, перевозки и хранения проб в Лабораторию (г.Лозанна). Суд установил, что никаких нарушений по транспортировке, забору и хранению проб допущено не было. (прим.перевод.)
10.10. - 10.11. В процессе дискуссии о возможных последствиях размораживания проб мочи, проф.Дурманов и проф.Катлин показали, что даже если моча испортится, в ней спонтанно не может появиться дарбепоэтин. Он может появиться там только как результат добавления извне.
10.12 - 10.45. Суд описывает метод тестирования эритропоэтина и дарбепоэтина. Исходя из показаний Директора Лаборатории Мартеля Сажи и проф. Катлина, Суд установил что дарбепоэтин дает себя обнаружить, локализуясь в иную форму, абсолютно отличную от эритропоэтина. (прим.перевод.)
10.43.У состава Суда нет оснований не доверять показаниям М.Сажи и Катлина, и Суд находит их доказательства достаточными, имея также ввиду, что свидетелям не задавался вопрос, где и в каком состоянии находились пробы с января 2002 г. по март 2002г., и никто не высказал предположения о возможности утраты (порчи) проб в период между этими датами.
11. ВЫВОДЫ

11.1. В свете изученных Судом материалов и доказательств Суд пришел к выводу, что аргументов и доказательств достаточно для установления наличия запрещенного препарата – дарбепоэтина – в двух пробах мочи Лазутиной, взятых на этапе Кубка мира в Коне и Рамзау, что является со стороны Лазутиной нарушением антидопинговых правил медицинского Кодекса.
11.2. Поскольку Лазутина не дала никаких показаний и не представила никаких доказательств обратного, у Суда отсутствуют обстоятельства (основания), которые Суд мог бы принять во внимание и применить при рассмотрении этого дела.
12. РЕШЕНИЕ
Таким образом, Состав арбитров отклоняет апелляцию.
13. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РАСХОДОВ.

13.1 Правило 65.3 Регламента САС устанавливает: «расходы сторон, свидетелей, экспертов и переводчиков стороны несут самостоятельно. В решении Состав арбитров устанавливает, какая сторона несет издержки или в какой пропорции распределяются между сторонами, принимая во внимание результат процесса, а также ведение его представителями сторон и финансовые возможности сторон».
13.2 Данные Правила вынуждают состав Суда решить: должна ли одна сторона возместить расходы другой стороне или оставить за каждой из сторон нести собственные расходы самостоятельно. В подавляющем большинстве дел САС разрешает данный вопрос, предписывая каждой стороне нести свои расходы самостоятельно, или устанавливает символическую сумму. В редких случаях обязанность возместить расходы возлагается на одну из сторон, в частности в тех случаях, когда решение в большей степени не в пользу стороны, когда представительство стороны ведется не по существу дела или когда манера и методы ведения дела заслуживают такого решения.
13.3 В настоящем деле состав суда признает апелляцию необоснованной и считает, что использовано крайне мало усилий для аргументации заявленных требований.
13.4 В данных обстоятельствах точка зрения Суда такова, что будет правильно распорядиться таким образом, что Лазутина обязана оплатить сумму в размере 15.000 швейцарских франков в возмещение расходов ФИС по ведению дела.
Решение Суда

САС настоящим постановляет, что

1. Апелляция, поданная Л.Лазутиной 5 июля 2002 г. отклоняется.
2. Правомерность Решения Совета ФИС от 3 июня 2002 г. подтверждается.
3. Решение выносится с удержанием Судебной пошлины в размере 500 Шв.франков, уже уплаченных г-жой Лазутиной.
4. Л.Лазутиной предписывается уплатить сумму в размере 15 000 Шв.франков ФИС в качестве возмещения последнему затрат на ведение дела.

Совершено в Лозанне, 29 ноября 2002 г. Решение по делу Лазутина против МОК аналогично, за исключением п.4, в котором ей предписывается уплатить МОК 25 000 Шв.франков.

(Перевод предоставлен Правовым Управлением ОКР)